среда, 27 апреля
МИХАИЛ КАСЫМОВ: «Я НЕ ГОВОРЮ «ИДИ ПОПЕЙ ВОДИЧКИ С ЛИМОНОМ»
Вокальный тренер проекта «Песни» о своей профессии и о том, почему сложно работать с металлистами
Михаил Касымов — вокальный тренер телевизионного проекта «Песни».
Он обучал таких артистов, как Крид, Назима, Амчи, Кристина Си, Дана Соколова, Иван Криштофоренко (Quest Pistols Show). В интервью Михаил рассказал в чем заключается работа вокального тренера, что останавливает от сольной карьеры и как найти подход к исполнителю любого жанра.
— Что отличает вокального тренера от профессионального вокалиста? Какая помощь нужна условной Бейонсе?
— Вокальный тренер — это человек, который может никогда не петь на сцене, но он обязательно шарит во всём. Он учит петь. А профессиональный вокалист — тот, кто просто имеет техническую подкованность и регулярно выступает.
Какая помощь нужна уже состоявшимся артистам? Поддерживать данные и работать над бесконечной растяжкой. Представьте, что мы занимаемся своим телом в зале: бегаем, прыгаем, плаваем. Здесь происходит то же самое, только в этом случае мы поддерживаем свой голос.
Как правило, из десяти вокальных педагогов лишь один будет стоящим. Остальные же «не ведают, что творят».
— Все знают, что только вокальными данными сейчас не удивить. При этом, жить как-то нужно. Даже если человек неплохо пел в институте, скорее всего он пойдет в педагоги. Но если идти в профессию из-за безвыходности, это сильно скажется на качестве преподавания. Как правило, из 10 вокальных педагогов, лишь один будет стоящим. Остальные же «не ведают, что творят».

Что останавливает меня? Та же самая история. В своё время я приехал из провинции, и чтобы обосноваться в столице, необходим был беспроигрышный ход. Так я выбрал путь, который позволил мне за довольно короткий срок успешно реализовать себя и утвердиться в своём деле. И уже после этого я понял, что могу заниматься вокальной карьерой. Надеюсь, так и будет.
— В чем заключается работа вокального тренера в проекте «Песни»?
— На проекте нужно максимально быстро разобрать песню каждого исполнителя, найти и применить удачные фишки, поработать над универсальными упражнениями. Если требуется, то разложить песню по голосам. Но научить человека за 15 минут петь так, как ранее он не пел — невозможно.
— Трудно ли сохранять спокойствие при откровенно плохом материале или неудачных вокальных решениях артиста? Убеждаешь ли ты артиста в его неправоте?
— Поскольку это командная работа, артисту приходится прислушиваться. И не только ко мне — вокальному тренеру, но и к музыкальному продюсеру Марко Джакомо, Басте, Фадееву и Тимати. Соответственно, никогда не возникало откровенно спорных моментов. Вспомню только единственный раз, когда репертуар был выбран неправильно и это негативно сказалось на артисте. Сложные ноты ему не давались, и уже на репетиции он понимал, что не справится с поставленной задачей. Тогда я сказал: «участник может справиться с материалом, но для для этого нужно не три дня, а три месяца». Так мы решили быстро поменять песню, и исправили ситуацию в его пользу.
— А вообще, стоит ли перед тобой на проекте какое-то тз?
— Мне нужно было быть просто тем, кем я являюсь. Потому что всё проходит под прицелом камер, и что-то другое изобразить сложно. Я никогда из себя ничего не строил,выкладывал только то, что у меня было на душе.

На репетициях у меня всегда была классная атмосфера: люди смеялись, прикалывались и чувствовали себя очень свободно. Позже очень многие из нашей технической команды признались, что только наши уроки смотрели. Просто потому, что они были необычные, веселые и честные.
— Ты можешь работать с исполнителями любых жанров? Отличается ли подход к металлистам от джазменов?
— Я могу работать с любыми жанрами, но к каждому исполнителю выстраиваю индивидуальный подход. Единственный сложный момент — это «консервация» артиста. Когда приходит академист, у которого за плечами 15 летний вокальный стаж у какой-нибудь уважаемой Людмилы Алексеевны, заслуженной артистки России.

Такого исполнителя будет очень тяжело будет перенастроить, поскольку у него уже сформированные привычки и звучание. То же самое относится к металлистам. Потому что все эти узкопрофильные жанры — не случайны. Это стиль жизни человека.
Понравился текст? Есть еще!
ВТОРНИК, 3 МАЯ
Независимый концертный промоутер Женя Анисимова о том, почему у нас до сих пор нет шоу уровня Super Bowl
СУББОТА, 30 АПРЕЛЯ
Каково это — учиться в Беркли?
Пианист Николай Мищенко об обучении в бостонском колледже Беркли
СРЕДА, 27 АПРЕЛЯ
Дмитрий Илугдин: «Когда не понимаю, куда двигаться, спасают занятия»
Интервью с пианистом, композитором, автором музыки к документальному
и игровому кино.
— Почему многие одаренные вокалисты выбирают путь тренеров, а не артистов? Что останавливает тебя от сольной карьеры?